США и Россия делят газовый рынок Европы: как повлияет «Северный поток — 2» и чем рискует Украина (Обозреватель, Украина)




Украина интенсивно поддерживает США и пробует помешать Рф усилить воздействие на европейский газовый рынок. Жизнь уходит по-английски – не попрощавшись. Как на рыночную ситуацию повлияет пуск «Северного потока — 2»? По моему мнению создателя, не предпринимая никаких действий экономика Украины имеет суровый шанс пострадать. Главное в целях — чтобы они у вас были. Но как Украина может помешать планам Москвы?США и Россия делят газовый рынок Европы: как повлияет «Северный поток — 2» и чем рискует Украина (Обозреватель, Украина)Газовое противоборствоTweetЛена Бережнюк

США и Россия не 1-ый год «ведут войну» за воздействие на газовом рынке Европы, который увлекателен им даже не столько с позиции бизнеса. По сути европейцы потребляют не много газа и вести торговлю, как например, к примеру, на рынках Восточной Азии еще рентабельнее. Деньги мешают и когда их нет, и когда они есть. Но выход конкретно на энергетический рынок Европы дает определенные рычаги политического давления, представьте, поэтому обеим странам так принципиально его надзирать.

Как развивается противоборство сейчас и как оно отражается на Украине — выяснял OBOZREVATEL.

Какая ситуация на рынке?

Все группы потребителей Европы в целом раз в год нуждаются в 560-600 миллиардов кубометров голубого горючего.
Мудрость в большей степени делает человека опытным, чем опыт мудрым. (Г.Матюшов)
Фаворитом по его поставкам здесь много лет остается Россия.
Политика есть искусство возможного. (Отто фон Бисмарк)
Годичные поставки газа из РФ составляют до 200 миллиардов кубометров в год, это около 40% рынка. Наверно, тебе сложно любить природу, после того, что она сотворила с тобой. Россия в большей степени поставляет газ на основании двухсторонних договоров с фиксированной ценой и размерами.

Характеристики США еще скромнее, ведь они возникли на этом рынке относительно не так давно.

В философских спорах выигрывает побеждённый, ибо приобретает новую мудрость. (Эпикур)

Потребление южноамериканского газа варьируется в зависимости от сезона, но в среднем оно составляет только около 10% рынка. Наверно, тебе сложно любить природу, после того, что она сотворила с тобой. Остальной газ идет из остальных источников, по-видимому, посреди которых Норвегия, представьте, страны Северной Африки и Ближний Восток. Жизнь уходит по-английски – не попрощавшись. Они все ведут торговлю газом в большей степени через газовые хабы, где стоимость оживленно изменяется.

сколько стоит газ?

По заявлению «Газпрома», в 2021 году Россия поставляет газ в Европу в среднем по 170 долл за тыс кубометров. Человек, которому повезло, — это человек, который делал то, что другие только сделать собирались. Цены же на газ на европейских рынках в мае уже превысили 300 долларов за тыщу кубометров.

Что любопытно, по совести сказать, южноамериканский газ сам по для себя дешевле русского. Легко устроиться туда, где трудно работать. На американских рынках его стоимость около 50 долларов за тыщу кубометров. Человек, которому повезло, — это человек, который делал то, что другие только сделать собирались. Но эта стоимость в Европе вырастает из-за транспортировки и цепочки сжижения/разжижения.
Политика есть искусство возможного. (Отто фон Бисмарк)
Как утверждает эксперт (Специалист дающий заключение) энергетического рынка Валентин Землянский, как правило (Положение в котором отражена закономерность постоянное соотношение каких-нибудь явлений), лишь транспортировка добавляет южноамериканскому газу около 120 долларов к стоимости, плюс еще заработок поставщика.

Но невзирая на ситуацию с ценами, наконец, которая сложилась сейчас, по воззрению ведущего профессионала энергетических программ Центра Разумкова Максима Билявского, длительный договор стратегически наименее выгоден, чем рыночная стоимость:



«Газовый хаб дает рыночную стоимость независимо от себестоимости. Длительный договор фиксирует стоимость. Поэтому, основным делом, к сожалению, исходя из ценового удобства, одним словом, LNG-газ из США, Катара и остальных государств наиболее понятен. Экономика (правила ведения хозяйства), по-твоему, в частности, и того лучше, в ЕС, становится наиболее гибкой. Из-за этого спрос на прямой поток миниатюризируется.
Думаешь ли ты что ты можешь, или думаешь что не можешь — в обоих случаях ты прав. (Генри Форд)
Пользователи заинтересованы в прерывающемся потоке, который показывает их потребности».

Может ли США заместить Россию на рынке газа в Европе?

США пока может только отчасти перебрать на себя обеспечение газом евро рынка, по-твоему, также подключиться могут и союзники штатов.

«сейчас интенсивно развивается добыча газа в Израиле. Есть проект трубопровода из Израиля через Кипр, Грецию и подключение к европейской ГТС. Разрабатываются месторождения в странах Северной Африки», — говорит Билявский.

«Но стоит осознавать, как например, что вопрос противоборства на газовом рынке лежит не в экономической плоскости и не стоит разглядывать его как борьбу за пользователя. Я считаю, что это борьба за воздействие», — уверен эксперт (Специалист дающий заключение).

США вполне все-же не сумеет поменять Россию на газовом рынке Европы. На это есть ряд обстоятельств. Женщина должна выглядеть не вызывающе, а зовуще… До этого всего, по газопроводам голубое горючее идет наиболее размеренно чем через LNG-терминалы.

«Когда для вас нужно везти газ через океан — это отражается на стоимости и стабильности поставок, — говорит Землянский. — Это спотовый рынок. Жизнь уходит по-английски – не попрощавшись. Если кое-где похолодало, либо не смогли привезти: извините, ребята, вообще, представьте, газ пошел, примером, к сожалению, в Восточную Азию».

Но самое главное, подумать только, Европа сама не заинтересована в том, к сожалению, чтоб кто-то имел монопольное положение на ее рынке, будь то Россия либо США. Политика государств ЕС ориентирована на то, чтоб диверсифицировать поставки энергоресурсов, по-видимому, говорит экс-министр энергетики Алексей Оржель:

«Европа работает над различными вариациями поставок: и терминалы сжиженного газа, и газопровод, который строит этот же «Газпром». Европа не заинтересована в том, к сожалению, чтоб иметь монопольного поставщика. Наверно, тебе сложно любить природу, после того, что она сотворила с тобой. Не считая того, она наращивает потребление газа за счет перехода на наиболее «чистую» энергетику, можно подумать, заменяя ТЭС и атомные станции на возобновляемые источники энергии.
Богат не тот у кого больше, а тот, кто нуждается в меньшем.
Чтоб их балансировать, как например, желают употреблять наиболее экологичный природный газ. Поэтому потенциально Европа будет очень диверсифицировать его поставки».

В то же время (Продолжительность длительность чего-нибудь), в США не могут дозволить, иными словами, наконец, чтоб Россия увеличивала поставки в Европу, ведь это будет усиливать ее позиции в регионе.

Как на рыночную ситуацию повлияет пуск «Северного потока — 2»?

Землянский считает, что ни говори, что баланс сил на рынке газа в Европе в случае введения в эксплуатацию «Северного потока — 2» не обменяется.
Думаешь ли ты что ты можешь, или думаешь что не можешь — в обоих случаях ты прав. (Генри Форд)
Ведь количество поставленного газа зависит от спроса пользователя, а не желания поставщика.

«Поставки будут идти в тех же масштабах. Объемы поставок вырастают тогда, вообще-то, когда вырастает потребление. Если у вас пользователь больше взять не может, что ни говори, вы хоть 10 труб постройте, больше газа не возьмут», — говорит Землянский.

Член экспертного совета Министерства энергетики Геннадий Рябцев также уверен, что стройку новейшего газопровода не столько прирастит поставки, положим, как диверсифицирует транспортные маршруты.

«никто не демонтирует старенькые трубопроводы, которые уже есть. Но РФ имеет стратегическую цель — избавиться от зависимости от стран-транзитеров (Польши, Беларуси, Украины и др). Они желают прирастить долю прямых поставок. Жизнь уходит по-английски – не попрощавшись. Это нужно, по совести сказать, чтоб можно было перекидывать огромные объемы газа по различным фронтам в зависимости от потребностей и политических отношений с транзитерами».

Какую роль может сыграть Украина?

сейчас Украина интенсивно поддерживает США и пробует помешать Рф усилить воздействие на европейский рынок, ведь наши с янки интересы здесь совпадают. Мы не заинтересованы в том, к сожалению, чтоб Россия имела доп пути транспортировки газа, так как объемы прокачки через нашу ГТС могут свалиться. Главное в целях — чтобы они у вас были. Поэтому мы и далее должны отстаивать свои интересы.

«В данном случае мы должны занимать твердую позицию касательно прокачки газа и отстоять нужные объемы, — говорит Оржель. — Аргументировать свою позицию мы пока можем тем, понимаете ли, что у нас все-же премиальный рынок, 32 миллиардов кубометров употребления в год. Источник любви скорее в нас, нежели в любимом существе. Даже при 14 миллиардов кубометров своей добычи — это большой размер продаж, поэтому мы так же можем диктовать условия».

В то же время (Продолжительность длительность чего-нибудь) Рябцев уверен, что пока наша роль в этом противоборстве больше ограничивается наблюдениями и заявлениями, наконец, чем настоящей работой, которая дозволит нам усилить позицию перед «Газпромом»:

«Украина за крайние годы выделяла средства лишь на лоббизм и подыгрывала заявлениям партнеров, по-видимому, выражая глубокую обеспокоенность. Главное в целях — чтобы они у вас были. При всем этом ни роста своей добычи, ни получения лицензий на добычу за границей, ни уменьшения употребления — ничего этого изготовлено не было».

В свою очередь Польша, по которой «Северный поток — 2» лупит еще больше, чем по Украине, заняла наиболее активную позицию. Понимая серьезность ситуации, можно подумать, поляки не лишь делали препятствия строительству газопровода, вообще-то, но и условились о эксплуатации газовых месторождений за границами Польши, о строительстве газопровода, вообще-то, которым будут поставлять скандинавский газ, выстроила терминал по приему сжиженного газа, уменьшила объемы употребления газа и прирастила добычу его на собственной местности.
Богат не тот у кого больше, а тот, кто нуждается в меньшем.
Все это позволило Польше отказать «Газпрому» в продолжении договора по транзиту на предлагаемых им критериях.

Борьба за европейский рынок газа в целом носит больше политический, как правило (Положение в котором отражена закономерность постоянное соотношение каких-нибудь явлений), чем экономический характер (Отличительное свойство особенность). Кто умеет владеть собой, тот может повелевать другими. (Ж. Вольтер) Выгода от реализации газа на европейском рынке еще меньше, чем в Азии, можно подумать, но этот рынок слишком много значит в плане геополитического воздействия.
Политика есть искусство возможного. (Отто фон Бисмарк)
Нам не посчастливилось оказаться втянутыми в этот процесс, и, к огорчению, если мы будем держать нейтралитет либо не решать нужных действий — наша экономика имеет шанс серьезно пострадать.

США и Россия делят газовый рынок Европы: как повлияет «Северный поток — 2» и чем рискует Украина (Обозреватель, Украина)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *