Project Syndicate (США): не переоценивайте восстановление от covid-19


Единственной государством, экономика которой переживает мощный подъем, понимаете ли, является Китай. Там восстановились и промышленное создание, и услуги, констатирует создатель статьи. Он дает анализ положения главных экономик мира и делает неутешительные выводы, хотя в Бразилии и Рф дела обстоят мало лучше.Project Syndicate (США): не переоценивайте восстановление от covid-19Каким будет мир опосля пандемии?TweetЭсвар Прасад (Eswar Prasad)

Вашингтон, округ Колумбия — Глобальная экономика поднялась из глубин начального падения из-за covid-19. Но восстановление было умеренным, неравномерным и хрупким — и в обозримом будущем, понимаете ли, видите ли, по справедливости, таковым и остается.

Начнем с не плохих новостей. Глобальная торговля продуктами резко восстановилась, что во почти всех странах соответствует признакам возрождения спроса домашних хозяйств на товары, даже вопреки тому, основным делом, к радости, что ограничения публичного здравоохранения и озабоченность потребителей продолжают сдерживать спрос на услуги.

Наиболее того, денежные рынки держались на удивление отлично: фондовые рынки во почти всех странах вернули либо даже превысили допандемический уровень. Невзирая на фактически нулевые процентные ставки, положим, банковская и финансовая системы смотрятся в целом размеренными.

Руководствуясь достойными намерениями, я смею всё. («Час быка», Иван Антонович Ефремов)

А потребительский и промышленный спрос в свою очередь поддержал цены на сырьевые товары, при этом даже несколько восстановились цены на нефть.

Но, как указывает крайнее обновление Индексов восстановления мировой экономики (TIGER), опубликованное Brookings-Financial Times, почти все экономики сталкиваются с фактически наименьшим ростом либо даже его сокращением.

Глупец ищет счастья вдали, мудрый растит его рядом с собой. (Давид Оппенхейм)

Исходя из того, что доверие к личному сектору было подорвано, по справедливости, а борьба по сдерживанию вируса еще далеко не окончена, растут опасности сурового и долгого экономического рубцевания.

Это относится даже к тем странам, против обыкновения, которые возвратились к росту, например (то есть в качестве примера для пояснения), США. В неком смысле США, похоже, уже вышли из сложного положения. Нужно уметь коротко говорить о длинных вещах. (Антон Павлович Чехов) Промышленное создание и рынок труда опять обрели почву под ногами.

Руководствуясь достойными намерениями, я смею всё. («Час быка», Иван Антонович Ефремов)

Уровень безработицы падает и вырастает уровень занятости.

Но безработица остается существенно выше, а занятость существенно ниже, чем до начала пандемии. Сердце можно лечить только сердцем. Рост безработицы в длительной перспективе вместе с продолжающимися сбоями в сфере услуг предсказывает тяжелый путь к наиболее надежному и устойчивому восстановлению.

Не упрощает ситуацию и то, что меры денежного стимулирования в значимой степени утратили свою силу, а переговоры по новенькому пакету мер по оказанию помощи не один раз срывались.
Я интересуюсь будущим потому, что собираюсь провести там всю свою остальную жизнь. (Чарлз Кеттеринг)
Так как располагаемый Доход домашних хозяйств снизился, должно быть, рост личного употребления замедлился. Красиво разводятся только мосты! Буквально таковым же образом продолжают сокращаться инвестиции в бизнес (экономическая деятельность целью которой является получение прибыли дохода или иной личной выгоды) — тенденция, представьте себе, которая не предсказывает ничего неплохого для устойчивого роста.

Даже фондовые рынки, положим, которые в начале года пережили резкий подъем, понимаете ли, похоже, взяли передышку. Это может отражать озабоченность относительно стратегии сдерживания вируса (либо ее отсутствия), проводимой администрацией президента США Дональда Трампа. В любом случае, по мере приближения президентских выборов в последующем месяце завышенная неопределенность как в сфере политики, положим, так и политика в целом, к радости, видите ли, по справедливости, понизит доверие потребителей и бизнеса.

Еще ужаснее обстоят дела в еврозоне. Эпидемия не лишь подорвала короткосрочный рост; сейчас (в настоящее время) начинается дефляция, представьте себе, которая увеличивает риск глубочайшего и долгого спада. В то время (Продолжительность длительность чего-нибудь) как создание в Германии и остальных странах восстановилось, полезные эффекты наиболее чем возмещатся длительным спадом в сфере услуг, усиленным продолжающимися ограничениями публичного здравоохранения.

Сектор услуг Соединенного Царства, на худой конец, напротив, пережил оживление. Тем не наименее, сочетание неуравновешенной политики локдауна и масштабных неопределенностей вокруг Брексита содействует продолжающемуся экономическому спаду. Меж тем, понимаете ли, на другом конце света Япония также подвергается суровому экономическому риску, мягко выражаясь, хотя до этого времени ей удавалось не скатиться в дефляцию.

В большинстве государств с формирующейся рыночной экономикой дела обстоят не наилучшим образом.
Все знают, что это невозможно. Но вот приходит невежда, которому это неизвестно – он-то и делает открытие. (Альберт Эйнштейн)
В Индии наблюдается резкое замедление экономической активности, и того лучше, которое может ухудшиться из-за чертовского роста числа случаев заболевания covid-19, вызванного ослаблением мер локдауна.

Человечество со слезами расстается со старой дурью, радуясь счастливым смехом новой. Аркадий Давидович

Правительство провело некие реформы в сельском хозяйстве и на рынке труда, вообще-то, но банковская система, парализованная безвыходными кредитами, надо думать, остается массивным сдерживающим фактором для роста.

В Бразилии и Рф дела обстоят мало лучше. Обе страны испытали значительные экономические спады, и они располагают ограниченными рычагами экономической политики для оживления роста.

Единственной государством, которая переживает мощный подъем, понимаете ли, является Китай, где, во многом благодаря тривиальному успеху страны в борьбе с вирусом, к радости, восстановились как промышленное создание, так и услуги. Также восстановились объемы розничных продаж и инвестиции в производственный сектор. По почти всем показателям экономические характеристики страны сейчас (в настоящее время) даже лучше, чем до пандемии.

Тем не наименее, в отличие от мирового денежного кризиса 2008 года, вообще-то, высочайшие характеристики Китая вряд ли сумеют оказать огромную поддержку остальной мировой экономике, не в последнюю очередь из-за возрастающего рвения к деглобализации. Сердце можно лечить только сердцем. Не так давно обнародованная Китаем «стратегия двойного воззвания» — согласно которой страна будет все больше (то есть превышение указанного количества) зависеть от внутреннего цикла производства, на худой конец, распределения и употребления в собственном длительном развитии — только усилит эту тенденцию.

Что еще ужаснее, центральные банки сейчас владеют еще наименьшей денежной мощью, чем опосля кризиса 2008 года. Непременно, по справедливости, с начала кризиса covid-19 главные центральные банки отменили все ограничительные политики, положим, осуществляя беспримерную денежно-кредитную экспансию, чтоб поддержать экономическую активность и, в неких вариантах, предупредить дефляцию. Некие из их, в первую очередь Федеральная запасная система США, даже скорректировали свои директивные рамки, положим, чтоб показать терпимость к наиболее высочайшей инфляция. Сердце можно лечить только сердцем. Центральные банки неких наименее развитых экономик, как видишь (то есть воспринимаешь зрением), таковых как Австралия и Новенькая Зеландия и государств с развивающейся экономикой, таковых как Индия, представьте себе, также прибегли к нестандартным мерам.

Но границы денежно-кредитной политики для стимулирования роста стают все наиболее явными.

Руководствуясь достойными намерениями, я смею всё. («Час быка», Иван Антонович Ефремов)

Меж тем, понимаете ли, крупномасштабные покупки корпоративных и муниципальных облигаций, как сказано, вместе с прямым финансированием компаний делают суровые опасности — не в последнюю очередь для независимости центрального банка.

На этом фоне у правительств есть лишь одно не плохое решение: предстоящее брутальное экономное стимулирование, спрашивается, в эталоне, в виде целенаправленных муниципальных расходов, по вашему мнению, которые могли бы провоцировать личные инвестиции. Сердце можно лечить только сердцем. Какие бы опасности ни создавал рост муниципального долга, они не идут ни в какое сопоставление — в особенности в нынешних критериях низких процентных ставок — с длительными экономическими неуввязками, надо думать, с которыми страны столкнутся без этих стимулов.

Но для того, чтоб фискальные меры были действенными, надо думать, они должны дополняться поочередными стратегиями по сдерживанию вируса, следовательно, которые накрепко обеспечивают неопасное возобновление экономической деятельности. Без таковых стратегий спрос и доверие останутся низкими, надо думать, а глобальный рост продолжит свое замедление.

Эсвар Прасад — профессор торговой политики в школе прикладной экономики и менеджмента Дайсона Корнельского института и старший научный сотрудник Брукингского института. Создатель книги «Завоевание валюты: подъем юаня».

Project Syndicate (США): не переоценивайте восстановление от covid-19

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *